Эротический портал 'Ноготок'
эротические рассказы
Сделать стартовой Добавить закладку

К Земле летит гигантское облако плазмы

В Москве подожгли мавзолей Ленина

Как легко выбрать спелый арбуз

Главная / Эротические рассказы / Клизма

Название: Иосико Такэда
Раздел: Клизма
Автор: Lover e-mail www
Страницы: [an error occurred while processing this directive][01] [an error occurred while processing this directive][02] [an error occurred while processing this directive][03]

Предисловие от автора

Все, что вы здесь прочитаете так же далеко от средневековой Японии, как и я сам. Все ошибки на моей совести, я никогда не изучал Японию, но рассказ поведу именно о ней. В этой истории вы непременно найдете много эротики, клизм, геройских подвигов и… снова эротики. Желаю получить удовольствие.

С любовью к читателям

Lover.

…Вот уже полчаса молодая гэнин Иосико из клана Такэда-рю терпела и подавляла в себе невыносимое желание присесть на корточки и опустошить свой живот. Она находилась в темной комнате вырубленной наполовину в земле (внизу из стен торчали корни деревьев), наполовину сложенной из рассохшегося от времени и солнца бамбука, между стеблями которого проходили розовые лучи восходящего солнца. Девушка была абсолютно обнаженной, если не считать глиняной фигурки на толстом шнурке, висящей у нее на шее. Фигурка изображала льва, схваченного поперек тела драконом.

Иосико прошлась по каморке, присела пару раз, затем села на земляной пол в угол, скрестив ноги, и стала глубоко дышать, наблюдая за входом через узкие щелочки прищуренных глаз. Вода давила на ее внутренности, но девушка запретила себе об этом думать. Ведь невозможно избежать того, что необходимо для выживания клана.

Упругие и сильные, но все еще нежные и детские ягодицы Иосико кололи мелкие камешки, лежащие на земле и это помогало отвлечься от мыслей о розовой маленькой дырочке, которую приходилось изо всех сил сжимать, чтобы не выпустить ни капли рисового отвара. Девушка пыталась думать о своем детстве: о том, как она лазала по деревьям, о том, как прыгала через ямы и рвы, и о том, как у нее получалось все лучше всех, поэтому в то время, как других мальчиков и девочек пороли бамбуковыми палками, она могла сидеть невдалеке и наслаждаться покоем. Она ловила тогда на себе завистливые взгляды ребят, которых одного за другим заставляли снимать широкие штаны (в которых проводились все тренировки), ложиться на землю и терпеть жестокие удары не издавая при этом не звука, даже не поморщившись. Их голые попки, покрытые старыми следами от ударов, превращались на глазах из желтовато-розовых в багрово-синие. Впрочем, она и сама была способна выдержать порку не хуже других. Иосико не боялась боли. И не страшилась смерти. Она вообще никогда ничего не боялась кроме одного: потерять свой клан. Жизнь в стране хризантем была нелегка и полна опасностей, поэтому кланы ниндзя всегда находились под лезвием катаны ближайшего сегуна. Дверь, сделанная из ого же сухого потрескавшегося бамбука неслышно отворилась и Иосико увидела свою подругу. Исии Цинь была старше на одиннадцать лет, но никогда не могла справиться с физическими нагрузками, отчего в детстве ее зад часто подвергался страшным побоям. Мальчикам клана было непозволительно отставать, а девочкам это прощалось, поэтому теперь Исии помогала Иосико подготовиться к выполнению задания.

В руках у Цинь был уже до боль знакомый Иосико сосуд с рисовым отваром. Еще Исии в руках несла гибкую трубку шириной чуть больше пальца.

- Во имя Секи, ты все еще терпишь! Йоси, ты меня поражаешь, я бы так никогда не смогла. А ну-ка давай быстренько садись и отворяй коралловое колечко. - Последние слова были сказаны с усмешкой, в которой, впрочем была ясно видна почти материнская забота.

Иосико встала с пола. Близость момента расставания с надоевшей водой заставили ее быть нетерпеливой и пара капелек вырвались из тесного плена на волю. Иосико стало стыдно из-за ее слабости, поэтому она нарочно медленно подошла к ямке в противоположном углу комнаты и грациозно присела над ней спиной к сестре. Из ямки наружу, в реку шел сток, выложенный деревянными плиточками. Иосико досчитала еще до двадцати - нарочно, чтобы испытать свою силу воли и расслабила задик. Исии увидела, как разошлись в стороны только что судорожно сжатые поджарые половинки, и из раскрывшегося нежного отверстия беловатая жидкость полилась на досточки слива. Из попки Иосико лился почти чистый рисовый отвар - это означало, что процедуру можно больше не повторять, но для верности Исии Цинь решила все же наполнить подругу еще раз. Ниндзя нужна легкость, ничто не должно сковывать движения, поэтому еще со старых-старых времен в Такэда-рю пользовались клизмой для очищения желудка, ума и души перед боем. Потоки воды продолжали истекать из тела юной гэнин, она сам при этом не двигалась. На лице Иосико не отражалось блаженства от облегчения, ее глаза были полуприкрыты, губы поджаты. Дыхание девушки было глубоким, но совершенно неслышным. Она чувствовала, как все ненужное и злое исходит из ее тела через это маленькое отверстие внизу, оставляя внутри только закаленный как сталь дух воительницы.

Исии наблюдала, как белесый поток льется между сильных мускулистых ножек сестры и думала - как такая маленькая девушка может выдержать столько воды внутри. Если бы Иосико знала мысли Цинь, то ей бы стало смешно: Исии никогда не ходила на задания. А попробовала бы она как Иосико полдня провисеть между небом и землей на наружной стене неприступного дворца Нидзе в Киото над головами у стражников, когда ты можешь только мечтать о том, чтобы пописать и все остальное.

Вскоре послышавшиеся звуки исходивших из Иосико газов вывели Исии Цинь из мира мыслей и вернули к действительности. Иосико поднялась с корточек и повернулась к сестре. Исии переставила сосуд с пола на полочку высоко над землей, опустила в него трубку до дна и высосала воздух из нее (полчаса назад эта трубка была между ягодицами Иосико, но Исии это не волновало - она очень любила сестру и воспитывала ее с детства - что могло в ней быть грязного?). Отвар полился из трубки, и Цинь заткнула конец ее пальцем. В это время Иосико легла у ее ног на живот и раздвинула свои маленькие холмики, показывая Исии розовую пещерку в глубине между ними. Цинь присела на колени рядом с попой сестры и быстро вставила туда трубку. Иосико отпустила ягодицы и подложила руки под подбородок. Исии Цинь сочувственно гладила подругу по попке, слушая в трубке журчание воды, которая раздувала внутренности Иосико, заливаясь во все уголки ее тела, заполняя все пустоты. Женщина вспоминала те времена, когда маленькая Иосико плакала от этой процедуры. Плакала, но терпела. Маленькая детская попка мужественно сжималась и не выпускала из себя ни капли, слезы сами лились из глаз девочки, и какая искренняя радость была на ее лице, когда ее отпускали покакать после вливания. Она и сейчас такая - железный характер, несгибаемая воля - истинная дочь своего клана.

Через пару минут все закончилось. Исии вынула трубку и вышла, попрощавшись с сестрой и пожелав ей удачи. Иосико заметила слезы в глазах женщины - она знала, что Иосико сильно рискует в своем предприятии, но она должна было рисковать во имя клана. Девушка встала с земли и снова прошлась по комнатке. Через час она покинет деревню и уйдет далеко на север…

… Ночные сумерки сгустились над лесом в тридцати километрах от деревни Такэда. Сквозь редкие ветви высоко вверху проглядывали звезды, и земля была залита желтым лунным светом, исчерченным и переплетенным причудливыми тенями от деревьев. Ничто не нарушало спокойной лесной тишины, только тихонько поскрипывали под свежим ветерком деревья. Бесшумно расступились кусты, и на поляну выкатился большой черный предмет, раскрылся и остался лежать на земле. Из-под черной ткани в темноте поблескивали две черных щелочки. Иосико огляделась, поднялась на ноги и пошла, неслышно ступая по золотым россыпям сухих листьев. Но очевидно было, что дальше опасно двигаться в свободном балахоне ниндзя - лес заканчивался. Начиналась территория барона Макино Окада. И появилась опасность напороться на патрули, которые ни за что не пощадят ниндзя. Юный Есикави вернувшись с задания поведал рассказ о том, как его друга и помощника Миямото поймали стражники. Бедного юношу раздели догола, пробили руки и ноги железными штырями, пригвоздив его к земле, вставили в его задний колодец длинный железный прут, конец которого положили в костер, разведенный у него между ног. Молодой гэнин умер молча, не выдав ни имени тюнина клана ни расположения деревни - он откусил себе язык. Одним словом, в планы Иосико не входило попасться в лапы солдат - в такой одежде ее легко узнают и убьют. Смерть не страшила девушку, гораздо больше ее волновала возможность срыва задания. Поэтому она достала из мешка на спине большой сверток и начала перевоплощение…

… Дзетаро не имел права на ошибку. Неделю назад на его хозяина - барона было совершено дерзкое покушение. Ниндзя был пойман и допрошен, но не сказал ничего - он умер от шока, откусив себе язык. Его напарник скрылся, прихватив с собой письмо от барона Окада к сегуну Одзаки Оямото. Начальник стражи покончил с собой - сотворил сэппуку на площадке перед дворцом. Дзетаро не хотел, чтобы нового начальника постигла та же участь - Таката Тамадзава был для него как бог - любимый учитель, которому Дзетаро поклонялся, поэтому он ревностно выполнял свой долг. Четыре самурая из его отряда зорко всматривались в темноту вокруг костра - местность вокруг открытая, вдалеке лесок. Никто не сможет пройти мимо незамеченным.

Вдруг из-за поворота дороги из лета показалась маленькая фигурка. Человек с посохом. Солдаты окликнули путника и приказали подойти. Войдя в круг света, странник оказался молодой девушкой с огромным шрамом через все лицо, выбитым глазом, одетой в лохмотья. Она лепетала что-то вроде: "Я тут случайно, пропустите, мне к воротам города переночевать только, не убивайте!" Дзетаро успокоился - от такого нападающего немного будет толку, девушка была нисколько не похожа на огнедышащих лесных демонов - ниндзя. Просто слабая девушка.

- Тебе не стоило тут ходить. Мы тебя не пропустим, возвращайся назад. И вот еще что, покажи-ка свои вещи и посох.

Внезапно от мирной внешности странницы не осталось и следа. С пронзительным визгом, переходящим в низкий хриплый рев, от которого заложило уши и заломило зубы, девчонка прыгнула прямо в костер. Вокруг нее образовался синий дым, а когда он рассеялся, с другой стороны костра на оторопевших самураев угрожающе глядела жуткая звериная морда, пришитая к стройному голому девичьему телу. Демон повернулся спиной, нагнулся и из его зада вырвался поток раскаленного пламени и поджег одежду на двух самураях. Остальные трое выйдя из замешательства достали вакидзаси - короткий меч самурая (о катанах и думать было нечего - длинный меч в толчее способен нанести больше вреда союзнику, чем дьявольски ловкому противнику. Но их удары провалились в пустоту, демон исчез, испарился из их поля зрения. Трое охранников бросились к обгоревшим товарищам и принялись безуспешно тушить на них одежду, но вскоре двое из них упали. В горле каждого торчал сякэн - маленькая деревянная стрелка. Обнаженное тело с мерзкой личиной бесстрашно скользящим шагом подошло к вооруженному до зубов самураю, увернулось от его удара, голыми руками поймало короткий меч, затем мгновенно прыгнуло на плечи Дзетаро. Послышался хруст. Самурай рухнул со сломанной шеей.

Иосико сняла маску и перевела дух. Да, не все и не всегда идет по плану, но и так ничуть не хуже. Ребята сами подписали себе приговор. Вовсе незачем ей было показывать им свой посох, в который, как в ножны был вложен острый как бритва прямой и тонкий ниндзя-кэн. Да и вещи ее содержали множество подозрительных вещей - те же сякэны за ремешком в рукаве. Девушка присела, чтобы избавиться от остатков зажигательной смеси. Пока тонкая струйка текла из нее, Иосико думала о том, что именно она придумала этот трюк. Огнедышащий ниндзя - к этому уже привыкли, а вот чтобы из задницы огонь выпускать. Как все было удачно - и костер оказался кстати - поджег весь этот фейерверк. Потом девушка встала, вытерлась пучком травы и снова накинула одежду странницы. Затем немного постояла размышляя, достала из-за спины небольшой баллончик, в котором осталась еще половина содержимого, закинула подол своих лохмотьев на спину. Встала, раздвинув ноги пошире, наклонилась и правой рукой ввела наконечник баллончика себе в заднее отверстие, левой рукой нажимая на баллончик. На всякий пожарный, с улыбкой подумала она, зря только остатки слила…

… Томо Ханако накладывала белила на свое лицо. Сегодня у гейши настоящий праздник везения - ее пригласили во дворец к самому барону Окада. Все подруги будут ей непременно завидовать - такая честь может достаться только лучшей из них. И это было так: умом Томо всегда выделялась среди окружающих, красотой была способна похитить любое сердце, а в любовном искусстве ей не было равных ни среди гейш, ни среди остальных женщин. Ханако посмотрела в полированное металлическое зеркало и осталась довольна - белоснежное лицо, безупречно уложенные на затылке волосы. Встала, подошла к своей одежде, но не удержавшись, снова обернулась на зеркало - теперь она отражалась в нем целиком. Аккуратная попка, плоская грудь, белоснежная кожа - просто образец красоты! Немного подумав, она подошла к небольшому фонтанчику в углу комнаты, стала ногами по краям и присела над ним. Затем рукой нащупала трубу и, немного наклонившись вперед, ввела ее между алыми губками своей нижней щелочки. Потянула за рычажок рядом и чистая, прохладная струйка воды брызнула ей в грот удовольствия. Затем она выпустила воду, пустив вместе с ней рядом тоненькую желтую струйку, тщательно вымыла сами губки и все пространство между ними. Потом, отклонившись немного назад, она села на трубку уже другим отверстием, качнула воду еще несколько раз, встала с трубки, прошла вдоль комнаты взад-вперед и присела над фарфоровой чашей, стоящей там же рядом. Чистая вода, еще раз приятно охладив нежное колечко гейши, выплеснулась на белоснежный фарфор. Все в порядке, она не могла в этом не убедиться, зная наклонности и любовные желания господина барона. Со звоном легкий ветерок распахнул настежь окно. Томо обернулась, увидела развевающуюся занавеску, почувствовала, как ветер приятно холодит кожу, но решила все же закрыть окно - не простудиться бы… Захлопнув окно, она повернулась, чтобы пойти одеваться и вскрикнула от ужаса… то есть открыла рот, чтобы крикнуть, но сильная рука тут же его зажала: перед испуганной гейшей стояла невысокая девушка в одежде бродяги, шрамом через все лицо и одноглазая. Единственный глаз смотрел прямо в раскрытые от ужас глаза Томо, проникая ей в душу и убивая остатки смелости. Низкий и хриплый, неземной голос велел:

- Стой тихо и не ори. Тогда я тебя не трону. - лезвие узкого длинного меча было прижато к горлу Ханако и незнакомка держала меч удивительно уверенно. Роста жуткая гостья была одного с Томо, того же телосложения, но в ней чувствовалась сила согнутого молодого побега бамбука - мгновенно уничтожающая сила. Томо слабо кивнула. Тогда демонесса (разумеется, это был не человек) опустила меч и указала Ханако на стул.

Страницы: [an error occurred while processing this directive][01] [an error occurred while processing this directive][02] [an error occurred while processing this directive][03]

Прислать свой рассказ nogotok2000@gmail.com
Главная
Эротические рассказы
Обнаженные знаменитости
Эротические рисунки
Playboy
Знакомства
Гороскопы
Проститутки
Виагра

фотографии известных знаменитостей
эротические рассказы и интимные истории со всей откровенностью
1 развлекательные и очень откровенные истории




Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов сайта гиперссылка (hyperlink) на сайт Nogotok.Net обязательна
1999-2017 Nogotok.Net
Пишите письма